Эра падающих звёзд, глава третья

Глава третья

За шесть лет шесть месяцев до дня А (часть первая).

В публичном расписании президента Брандта это мероприятие значилось как «Посещение объекта Вооружённых сил Соединённых Штатов». Самому же президенту месяц назад был предложен перечень из восьми объектов – он выбрал Командный центр стратегических сил, расположенный близ города Омаха в штате Небраска. И вот сегодня примерно в восемь тридцать утра глава государства прибыл на аэродром Стратегического командования, а ещё через двадцать минут находился уже у административных корпусов и казарм, невдалеке от главного контрольно-пропускного пункта. После короткого приветственного ритуала с участием караульной роты и сотни зевак в военной форме он скрылся в недрах кубического трёхэтажного здания. Читать далее Эра падающих звёзд, глава третья

Эра падающих звёзд, глава вторая

Глава вторая

Эван Рэтлиф по прозвищу Крыса притаился на опушке леса в полусотне ярдов от озёрного берега. В положении лёжа он прильнул к прицелу снайперской винтовки.

Ниже живота заныло от возбуждения. Ах как заныло!

«Девчонка! Точно девчонка! Совсем одна!»

Он быстро положил оружие на землю и поднёс к глазам бинокль. Поводил им влево-вправо, высматривая, нет ли ещё кого-то рядом с ней.

«Ну точно – одна!»

Крыса облизнул губы и, выдыхая, тихо простонал.

«Сколько ей лет? Свеженькая! Видно, что свеженькая! И больше нет никого рядом!» Читать далее Эра падающих звёзд, глава вторая

Эра падающих звёзд, глава первая

Глава первая

 

Кадушкин рассказывал.

Берут подозреваемого и везут на Старомышль. Там кратер от наземного взрыва нейтронной «кобальтовой» бомбы и, соответственно, зона оцеплена по периметру. Оцепление – просто флажки каждые тридцать метров, и местами натянута бечёвка, с какими-то красными повязками. Зона никак не охраняется, да и зачем? Так вот, вблизи кратера – остатки железной дороги. Метров триста путей разворочено взрывом: рельсы со шпалами подняты над землёй. «Радим[1]» здесь не просто трещит, а вопит!

Читать далее Эра падающих звёзд, глава первая

О второй книге

Потихоньку работаю над продолжением WW#3. Пока не знаю, как назвать книгу. Первая часть, кстати, расходится неожиданными для меня темпами. Сейчас, правда, она есть в онлайн-билиотеках, поэтому дохода никакого, но число читателей увеличивается.

Во второй части действие будет происходить в России и в Штатах. Часть повествования — ретроспектива, описание событий происходивших за год  и вплоть до часа Х будет раскрыта подоплёка. Из первой части пока  лишь один главный персонаж. Но тут ещё надо подумать. Больше внимания уделено работе внешней разведки.

Снова приходится штудировать материалы по ГО и воздействию радиации. И опять убеждаюсь, что не так страшен атомный чёрт… Смертельные проблемы обнаруживаются в другом.

Ссылка — https://igorazerin.com/blog/?p=3424

 

ОПЕРАЦИЯ «ЭПСИЛОН», видеоверсия

Первый аудиофрагмент главы Подводная третья мировая романа Операция «Эпсилон».

Следующие фрагменты будут публиковаться через 1-3 дня.

Ссылка-https://igorazerin.com/blog/?p=3187

 

Опять опаздываю

У меня есть очередной повод для разочарования.

Ещё вчера в американских СМИ появилась информация о разработке Штатами невзрывоопасной крылатой ракеты, вернее — специального головного блока для КР, который будет вносить помехи в работу средств радиолокации.

Дело в том, что я идею такого оружия уже описал год назад в романе о начале Третьей мировой войны, а роман «WW#3» ещё не издан. Ситуация для меня не нова, и с которой я пытаюсь бороться, но пока безуспешно. Могу лишь сказать: братцы, если есть идея, не ждите, а сразу  высказывайте заинтересованным людям либо воплощайте. У меня так не получается — на последнем этапе я тону в мелочах, начиная сомневаться в правдоподобности деталей, и всё дело откладывается или вообще теряет смысл. Это моя карма.

Однако, само появление такого оружия внесёт изменение в тактику применения ракетного оружия. Это изменение описано мною и, надеюсь,  суть его будет раскрыта в романе раньше, чем случится большой «бабах».

Кроме того, в части о подводной лодке есть тоже некоторые вещи, которые, я уверен, либо находятся в разработке, либо вообще ещё не сформированы в виде идеи в головах других людей. Там и оружие, и тактика.

Но осталось недолго ждать. Уже скоро, скоро.

Ссылка — https://igorazerin.com/blog/?p=2552

 

Отрывок из романа «WW#3»

Готовится к изданию роман-постапокалипсис «WW#3». Произведение представляет собой многолинейный сюжет, связанный одним временным промежутком и фоном начала военных действий с применением стратегического ядерного оружия. Прямо скажу, сюжет сложный, состоящий из непересекающихся линий повествования. Пришлось перелопатить гору информации, чтобы описание, переживания и генезис событий были реалистичными.

Здесь я представляю отрывок из сюжетной линии, которая развивается на секретном объекте Министерства Обороны РФ. Объект (подземный) только недавно введён в строй и на нём проводится отладка оборудования. Главной герой этой линии полковник Калинин – инженер-электронщик, системный программист. Его дежурство совпадает с днём, когда началась война.

Отрывок не относится напрямую к фабуле романа, и я намеренно выбираю именно его. Тем самым я хочу показать, что сюжет произведения значительно разнообразнее, богаче, чем банальное описание выдуманной войны.


 

В этот день он находился на дежурстве. На мониторах в виде сигнальных диаграмм, схем, и таблиц отображались данные о прохождении байтовых пакетов по каналам связи МЧС, Генштаба, РВСН, ВКС, стратегической авиации, оперативных объединений ВМФ, штабов и отдельных подразделений специальных служб. В обычном режиме основным занятием полковника Калинина было реагирование на сбои в каналах передачи данных или попытки неавторизованного доступа в закрытую сеть. В случае возникновения какой-либо опасности для сети или неполадок, он должен обеспечивать связь между подразделениями по другим каналам в автоматическом, а в ряде случаев в ручном режиме. Иногда ему приходилось реагировать на попытки доступа к передаваемой информации третьих лиц.

Как правило, вторжение в секретные коммуникации происходили с мобильных устройств известных американских производителей, причём чаще всего без ведома их владельцев. Просто специальная шпионская программа, работающая скрытно и не обозначенная в технической документации устройства, используя публично запротоколированные функции изделия, – скажем, поиск сети – отделяла по определённым параметрам и записывала в защищённую часть электронной памяти пользовательские, программные или аппаратные данные. Позже устройство скидывало записи на приёмник, так же без ведома владельца. Приёмники – это оставленные вблизи режимных институтов, заводов или военных частей автономные устройства, замаскированные под ветки, камни или какой-то мусор. Приёмник подавал настолько слабый сигнал, что без использования специальной мощной аппаратуры его можно было уловить лишь на дальности тридцать-пятьдесят метров. В определённое время – например, когда на запланированном объекте оканчивался рабочий день и служащие шли домой – с установленной периодичностью приёмник начинал подавать сигнал активации. Сотрудник, проходя по тротуару, вблизи которого был спрятан приёмник, мог даже не знать, что его продвинутый «айфон» или другой гаджет, активирован в данную секунду шпионским устройством, укреплённым на дереве или оставленным в припаркованной рядом машине, и передаёт снятую пару часов назад важную информацию. Затем агент, под видом уборщика, пройдётся вдоль тротуара, соберёт закладки и… вуаля!

Подобные незапротоколированные возможности импортных средств мобильной связи были открыты недавно и ещё не везде были проведены мероприятия по блокированию утечек секретных сведений. Конечно, зачастую шпионские устройства снимали бесполезные обрывки потоков информации в комплексах охраны и видеомониторинга, сеансы обмена данными в общедоступных сетях, но и информации важной для безопасности государства, похоже, утекло врагам и конкурентам не мало.

Калинину его друг и бывший одногруппник по университету, теперь заведовавший специальным отделом кибербезопасности в ФСБ, рассказывал, что коллеги задержали высокопоставленного сотрудника научно-исследовательского института. Больше года вели следствие, а разобрались только когда объединили более десятка схожих дел и к тому же времени по разведывательным каналам поступили данные о секретной системе сбора и категоризации сведений в рамках одной из шпионских программ АНБ США. Оказалось, что сотрудник, в самом деле, как он и утверждал, был не в курсе того, каким образом через него идёт утечка тайных сведений.

Американцы заметили этого человека потому, что периодически координаты его смартфона совпадали с координатами объекта, к которому они испытывали нешуточный интерес, а именно к закрытому научно-исследовательскому институту. Сотрудника поставили на особый контроль в отдельном подразделении АНБ для разработки. Вслед за этим там взяли на учёт всех, с кем контактировал этот человек посредством электронных устройств, то есть по телефону, через интернет – и определили круг семьи. Стали наблюдать за их аккаунтами: поисковые запросы, наиболее затратные по времени темы, переписка, посещение отдельных сайтов и соцсетей, видео-чаты – и спустя время имели подробную карту семейных, дружеских и деловых связей, а также список интересов и предпочтений.

Вскоре американцев ждала удача: дочь этого человека сделала заказ в интернет-магазине на три «айфона» последней модели. С небольшим опозданием приборы были доставлены, вот только новые владельцы не знали о том, что их модные гаджеты были способны на гораздо большее, чем значилось в технических паспортах. Одним из «айфонов» стал пользоваться сотрудник закрытого института, что было везением, но анбешники именно на это рассчитывали, комплектуя заказ тремя специально для таких случаев разработанными модификациями общедоступных устройств. Мало того, американцы снабдили их такими возможностями, что любой из этих приборов мог принудительно в определённый момент обновить операционную систему старого смартфона, с включением дополнительных шпионских программ. Но этого не понадобилось.

Таким образом, американский подарок стал снимать информацию в строго определённом диапазоне, и раз в сутки передавать её на приёмник, уставленный в квартирном электрощите по месту жительства сотрудника института. Как потом выяснилось, оперативная память модернизированных гаджетов более чем в три раза превышала официально декларируемый объём. Кроме того, в устройстве находился дополнительный флешнакопитель и два специальных контура: один для сепарации получаемых сигналов, другой – для улавливания колебаний в оптико-волоконных кабелях. Так же и с виду обыкновенный аккумулятор имел большую ёмкость, но сохранял типичное для данной модели время зарядки. Позже выяснилось, что процессоры гаджетов были значительно мощнее, чем у серийных моделей. Кристаллы, на которых они строились, отсортировывались в вассальном для США государстве, Коста-Рике. В Штатах процессоры с этими кристаллами маркировались должным образом на специальном предприятии и там же шли в комплект секретной модернизации общедоступных моделей «айфонов». На случай выхода из строя таких гаджетов, в дилерские сервисные центры рассылалась инструкция, обязывающая техников отправлять модели с определённой номерной партией в надлежащую ремонтную лабораторию. После этого оставалось только снабдить определённый круг лиц этими аппаратами. Между тем, на публику разыгрывались театральные сцены, в которых «неуступчивые» компании сопротивлялись «законному» взлому их гаджетов спецслужбами.

С «прослушиванием» волоконно-оптических кабелей особая история. Ещё недавно не только российские, но даже самые известные иностранные учёные полагали, что перехватить информацию с таких кабелей в настоящее время технически невозможно. Однако один молодой талантливый инженер из Индии считал, что знает путь к решению этой задачи. У него была гипотеза и были некоторые расчёты, только не было благоволения его руководителя, пожилого признанного академика. Тот мариновал своего подчинённого, заставляя работать над текущими проблемами, решаемыми их лабораторией, а по поводу «прослушивания оптико-волокна» только обещаниями баловал. Похоже, старик почуял возможный успех и заревновал молодого сотрудника – решил потихоньку выудить из того побольше информации, а затем выйти на решение задачи самостоятельно. В научных кругах это самое заурядное и повсеместное явление.

Индус имел переписку с Новосибирском. В этом городе он проходил годичную стажировку и у него остались связи с коллегами. Довольно близко он сошёлся с сибирским учёным, работавшим по той же тематике. У сибиряка была схожая проблема с руководителем. Российский и индийский учёные сошлись на основе одинакового интереса, стали сотрудничать. Наш учёный будучи не так молод, как индус, был силён в математике и в аппаратном программировании математических моделей; иностранец был существенно сильнее в физике, более развит в вопросах технологии процессов и материалов волоконно-оптических систем. Возвратившись на родину, индус стал переписываться посредством электронной почты со своим новосибирским коллегой, созванивался с ним. Они обменивались результатами своей работы, а ещё сибиряк часто выполнял моделирование и математические расчёты на институтских мощных компьютерах по просьбе своего иностранного товарища – у того не было такой возможности. В общем, стараясь скрыть результаты собственных творческих поисков от своих завистливых руководителей, они постепенно продвигались к открытию.

Ещё находясь в России, индус предложил сибиряку совместно поискать за границами их стран институт, который дал бы их тандему возможность самостоятельной работы над темой. Сибиряк отказался. Сказал, что готов помогать всеми силами, но, во-первых, его работа сопряжена с некоторыми секретными отечественными разработками, а во-вторых, не хотел бы, чтобы возможные результаты их труда достались тем, кто соперничает, как с Россией, так и с Индией. У индуса настрой был иной: он был молод, честолюбив и не связывал свою будущее только со своей Родиной – ему хотелось иметь мировую славу.

Их переписка в интернете и общение по скайпу привлекли дежурное внимание американского Агентства Национальной Безопасности (АНБ). Тексты переписки и распечатки разговоров были показаны определённым лицам их числа американских учёных и военных. Вскоре индус получил от одной из некоммерческих американских организаций предложение возглавить собственную научную лабораторию и грант на работу в области применения волоконно-оптических кабелей. Таким образом, он вскоре стал руководителем собственного научного направления и под его началом работали десятки учёных и инженеров. Тема работы полностью совпадала с его многолетним интересом, но для общественности и научных кругов она была задекларирована в общих чертах и в ложной формулировке.

Прошло немного времени и задача считывания информации из волоконно-оптических кабелей – без непосредственного контакта с кабелем и его облучения – была решена лабораторией. Сначала это возможно было сделать на расстоянии нескольких миллиметров от волокна без защиты, но спустя два года особо чувствительные датчики с приемлемым уровнем потребления энергии могли снимать данные на расстоянии до полутора метров с защищённых проводников. Основой решения послужили система уравнений Максвелла и теорема Остроградского-Гаусса, а в практическом воплощении прибор имел миниатюрную колбочку с двумя датчиками и ионизирующейся жидкостью. Для перехвата информации в многомодных волокнах и разных частотах изготавливаются приборы и с несколькими колбочками, ёмкостью в каплю, где каждая ёмкость содержит отдельный состав реагента.

Бывший индийский учёный получил премию, превышающую Нобелевскую, результат его работы был засекречен, но лишь на несколько лет или до того момента, когда соперники Соединённых штатов повторят их открытие. Тщеславие его, вероятно, ещё получит удовлетворение. А учёный из Новосибирска, с которым его индийский коллега прервал связь после переезда в Штаты, погиб. Как полагает следствие, на него напали сзади, проломили череп, а потом ограбили: у него забрали золотую цепочку, обручальное кольцо, дорогой мобильник, карманные деньги и кредитки. Убийц не нашли. Поднимался вопрос о том, что убийство учёного не одиночно, такие случаев много, – нет ли тут происков иностранных спецслужб?.. – но эта версия была раскритикована и высмеяна в ряде газетных статей, на телевидении и в интернете, а авторам версии предлагалось бороться с собственной преступностью, а не фантазировать на тему иностранного заговора.